Новости

Дом-0. Древнейшая история жилищ. Часть I

Шимпанзе в гнезде.Шимпанзе в гнезде.

С какого момента отсчитывать начало истории человеческого жилища? Вероятно, корни стремления обустроить своё «гнёздышко» следует искать в гнёздостроительстве наших ближайших родственников. Все человекообразные обезьяны, устраиваясь на ночлег, сооружают себе гнездо. Некоторые располагаются в гнёздах и для дневного отдыха. Шимпанзе и орангутаны обычно строят гнёзда на деревьях, тогда как тяжеловесы-гориллы часто делают это прямо на земле.

Логично предположить, что в гнёздах ночевали и далёкие предки человека — австралопитеки. Ведь, судя по строению их рук, австралопитеки и даже первые Homo были не прочь вскарабкаться на дерево, и могли устраиваться на ночлег в ветвях, повыше, подальше от хищников.

Тяга шимпанзе к устройству гнёзд очень велика и, видимо, глубоко инстинктивна. Так, например, знаменитый Рафаэль — самец шимпанзе, живший в лаборатории И. П. Павлова в Колтушах в 30-е годы прошлого века, несмотря на попытки сделать из него «культурного человека», не желал пользоваться постелью, подушкой и одеялом. К чему эти церемонии?! Вместо этого он разрывал матрас, потрошил его и устраивал себе чудесное гнездо на полу. В итоге экспериментаторы были вынуждены отказаться от попыток научить обезьяну хорошим манерам, и стали просто давать Рафаэлю свежее сено или солому (см.: http://antropogenez.ru/quote/617/).

Шимпанзе занимаются в гнёздах грумингом, спариваются или просто отдыхают, но — в отличие от человека — не едят (чуть не добавил: и не курят). Строительство гнезда заключается в загибании и ломании ветвей, которые укладываются по окружности; сверху добавляется подстилка из листьев или травы. Вообще говоря, единой конструкции гнезда нет, она может варьировать в зависимости от условий. И — важная особенность — гнёзда шимпанзе, что называется, «одноразовые»: обезьяны, как правило, не возвращаются на то же место, где провели прошлую ночь, и предпочитают каждый раз строить гнездо заново.

Строго говоря, началом «домостроя» можно было бы считать тот момент, когда некий древний гоминид вернулся вечером к своему гнезду и решил обустроить его покапитальней. С чего бы он стал это делать? Есть разные гипотезы.

Гипотеза №1

По гипотезе, выдвинутой американским археологом Джоном Кларком, появление долговременных стоянок и жилищ связано с удлинением продолжительности детства. Пока происходит обучение подрастающего поколения, подвижность группы гоминид ограничена… «Молодой шимпанзе достигает самостоятельности между семью и восемью годами, и передача более сложных навыков, которыми владели ранние гоминиды, должна была потребовать ещё более длительного времени», — писал Кларк (см.: Кларк Дж. Доисторическая Африка, М., Наука, 1977 г.).

Жилище обеспечивает бóльшую безопасность для потомства, что очень важно для человекообразных, у которых редко рождается более одного отпрыска. А особенно критичной проблема хищников становится при жизни не на дереве, а на земле. Заботу о ребёнке лучше осуществлять в относительно безопасном месте, где один из родителей присматривает за потомством, пока другой добывает еду. Правда, даёт ли защиту какой-то «ветровой заслон»? Сомнительно… Хищник легко найдёт людей, спрятавшихся за хлипкой загородкой, по запаху.

Ветровой заслон из травы, Западная Австралия, 1966 г.Ветровой заслон из травы, Западная Австралия, 1966 г. Источник: http://www.samuseum.sa.gov.au/gallery/aacg/speakingland/story11/11_module.htm. Жилище австралийского аборигена (реконструкция, Королевский ботанический сад, Сидней).Жилище австралийского аборигена (реконструкция, Королевский ботанический сад, Сидней)
Источник: http://www.flickriver.com/photos/37177736@N03/4681640086/.

Гипотеза №2

Гипотеза, согласно которой жилище постепенно формировалось вокруг очага и поначалу выполняло лишь функцию защиты огня от порывов ветра, выглядит не очень убедительной, если мы примем за жилища спорные находки нижнего палеолита — где не обнаружено никаких следов использования огня (см. ниже).

Гипотеза №3

Другая гипотеза, развиваемая советским археологом В. Я. Сергиным, предполагала, что долговременные жилища возникли в местах разделки и поедания крупной охотничьей добычи. Конечно, мелкая добыча поедается буквально на ходу. Но когда удалось добыть слона — за один присест его не съешь и не утащишь. К месту добычи (будь то убитое умелым охотником или умершее своей смертью животное) приглашается всё сообщество — так делают, например, современные пигмеи в Центральной Африке. Мясо не должно пропасть, его нужно употребить в пищу целиком, попутно отгоняя подступающих со всех сторон падальщиков. Семейство древних гоминид располагалось лагерем вокруг добычи и закатывало пир на несколько дней; сюда притаскивали орудия и сырьё для их приготовления; сооружался очаг… Впрочем, нет, очагов в то время ещё не было. А вокруг, может быть, выставлялся некий заслон из веток, прижатых камнями — защита то ли от ветра, то ли от любопытных.

Понятно, что выше представлена некая очень умозрительная картина. Что давало людям первое подобие жилища? Защиту от ветра? От солнца? От хищников? От посторонних глаз? От потусторонних сил? От дождя? От холода?… Эстетическое чувство «уюта»? Всё вместе?

Как бы то ни было, современные охотники-собиратели, останавливаясь на привал — даже на одну ночь — часто сооружают себе простейшие укрытия.

Жилище бушменов.Жилище бушменов. Источник: http://saluteafrica.co.za/culture/bushmen/.

Для начала было бы неплохо выяснить, когда они появляются — первые жилища. Но легко сказать! Как пишет американский антрополог Джерри Мур (Jerry Moore): «В идеале, каждая стоянка должна быть чем-то вроде покрытых пеплом руин древних Помпей: момент, замороженный во времени».

Но, увы — Помпеи палеолита нам неизвестны. А древнейшие жилища были, очевидно, недолговечными. Оседлая жизнь — не для древних охотников. Если верна аналогия с современными охотничьими группами, их убежища представляли собой не более чем загородки из веток и, возможно, шкур, в лучшем случае придавленных камнями. Через несколько дней люди снимались с места и бросали остатки жилищ, которые разваливались, гнили и, скорее всего, бесследно исчезали. Оставался лишь набросанный людьми мусор — объедки, кости, сломанные орудия; возможно, углубления на местах, где в землю были вкопаны опоры. Если в результате счастливой случайности всё это быстро погребалось под толщей осадков — получался некий «отпечаток» жилища, контуры которого в принципе можно выявить по распределению культурных остатков.

Однако такой отпечаток ещё нужно суметь прочитать. Изыскания в этом направлении стали возможны только после появления достаточно совершенной методики раскопок — такой, при которой вскрывается существенная часть площади древней стоянки, расчищается древний «пол», на котором жили люди. Любые значительные находки — кости, орудия и т.п. — фиксируются на местах и наносятся на план; затем анализируется весь древний «жилой комплекс». Теперь по тому, как расположены скопления артефактов, можно попытаться понять: где разделывали добычу, где изготовляли орудия, куда бросали кости, и где располагались жилища — если только они здесь, в самом деле, были.

Именно в результате использования такой техники и удалось обнаружить жилые сооружения каменного века. Разумеется, древнейшие из них — самые спорные.

Ранние люди

Итак, древнейшая находка такого рода сделана Мэри Лики (Mary Douglas Leakey) в 1962 году. Олдувайское ущелье, подарившее миру Homo habilis, думаю, не нужно представлять нашим читателям (см.: http://antropogenez.ru/location/58/). Одна из знаменитых стоянок, раскопанных Лики — местонахождение DK, возрастом около 1,8 млн лет, содержит множество каменных орудий: чопперов, отщепов и т.д. Останки животных в DK крайне разнообразны, они включали древних жирафов, слонов, зебр, носорогов, черепах, крокодилов…

Так вот, на одном из участков DK команда Лики обнаружила ряд камней, расположенных (выложенных?) в форме круга. Как писала Мэри Лики, эта кольцевая выкладка — «древнейшая структура, сделанная человеком. Она состоит из отдельных лавовых блоков и составляет от трёх с половиной до четырёх метров в диаметре. Поразительно сходство с грубыми каменными кругами, сооружаемыми для временного убежища современными кочевыми народами, такими как туркана в Кении». Итак, Мэри Лики сочла, что нашла древнейший дом на Земле. Камни, по её мнению, служили для укрепления жердей или веток, воткнутых в землю и образующих нечто вроде ветрового заслона или простейшего шалаша.

Схема участка DK I, Олдувай. Источник: M. Leakey, Olduvai Gorge: My Search for Early Man. (London: Collins, 1979), p. 55.Схема участка DK I, Олдувай. Источник: M. Leakey, Olduvai Gorge: My Search for Early Man. (London: Collins, 1979), p. 55.

В другом олдувайском местонахождении FLK (знаменитом находкой черепа «Зинджантропа» — парантропа Бойса) выявлен овальный участок поперечником 6,4 на 4,6 м, на котором сконцентрировано более 1000 сильно раздробленных костей и мелких каменных обломков. Овальное скопление окружено относительно свободным от находок пространством шириной 2,5 м, вне которого находятся более крупные фрагменты костей и орудия. Мэри Лики предположила, что и на этом месте когда-то находился ветровой заслон, окружавший центральную часть стоянки.

Позже подобные находки сделаны и за пределами Олдувая. Например, это участок FXJj50 (Кооби-Фора, Кения), где, судя по скоплению орудий и костей, 1,6—1,5 миллиона лет назад, возможно, находилось некое жилое сооружение.

Достаточно ли этих свидетельств, чтобы утверждать, что уже полтора миллиона лет назад наши предки могли строить себе простейшие жилища?… Увы, не все специалисты согласились с такой интерпретацией.

В частности, выводы Мэри Лики стали мишенью для жёсткой критики. Сомнению подвергся антропогенный характер скоплений костей. Среди них, например, много останков крокодилов, прежде всего, крокодильих зубов. Крокодилы — это что, объект промысла хабилисов? Скорее уж наоборот! Но главное — заявили скептики — кругообразная каменная «структура» состоит из кусков породы, находящихся ниже слоя с костями и орудиями. Круговой рисунок каменных блоков, скорее всего, получился случайно, в результате выветривания и смещения камней корнями деревьев. Никакого шалаша тут не было!

Да, при анализе столь смутных свидетельств неизбежно возникают вопросы: данное расположение артефактов имеет какой-то смысл, или у нас разыгралась фантазия? Камни, кости, орудия лежат так, как лежали миллион лет назад, или многократно сдвинуты, перемешаны, свалились непонятно откуда? И чем древнее стоянка — тем с меньшим наборов фактов приходится работать археологам. Бактерии уничтожают всю органику. Водные потоки размывают почву. Норы грызунов и корни деревьев способны творить «чудеса».

Уже не ранние люди

Следующий «проблемный» и часто упоминаемый памятник относится к гораздо более позднему времени. На склоне горы Борон (Ницца, Франция) находится стоянка Терра-Амата, раскопки которой в 60-е годы прошлого века вёл Анри де Люмле (Henry de Lumley). 350—450 тыс. лет назад здесь обитали гейдельбергские люди — вероятные предки неандертальцев. Из земли извлечены тысячи каменных артефактов, кости крупных и мелких животных. Археологи расчистили древние рабочие площадки, содержащие углубления, небольшие очаги, каменные блоки и овальные скопления находок, которые Люмле интерпретировал как остатки древних хижин, от 8 до 15 м в длину: углубления остались от опор, а камни подпирали стены. По мнению Люмле, стоянка заселялась древними охотниками периодически на протяжении ряда весенних сезонов; Люмле выделил в Терра-Амата 11 отдельных сезонных «жилых поверхностей».

Терра-Амата. Справа — пятно от кострища, слева — вероятно, остатки ветрового заслона из камней. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 47.Терра-Амата. Справа — пятно от кострища, слева — вероятно, остатки ветрового заслона из камней. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 47. Пол «хижины» в Терра-Амата. Видны гальки — материал для орудий; отщепы; рог оленя. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 46.Пол «хижины» в Терра-Амата. Видны гальки — материал для орудий; отщепы; рог оленя. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 46.

Разумеется, и выводы Люмле были оспорены. Археолог Паола Вилья (Paola Villa) (Колорадский университет в Боулдере) показала, что ряд отщепов, размещенных на разных «жилых поверхностях» Терра-Амата, был сколот с одной и той же заготовки. Таким образом, интерпретация Люмле, вероятно, ошибочна, и основана на недостаточном изучении памятника. Сомнению подверглись и датировки, и происхождение «конструкций». Критика, конечно, не отменяет наличия углублений, очагов и расположенных определённым образом известняковых блоков — возможно, использовавшихся в качестве ветровых заслонов.

Ещё один памятник аналогичной древности и, увы, столь же спорный. Билцингслебен в восточной Германии — останки трёх овальных «хижин» возрастом около 350 тысяч лет. Тот же набор: «ветровые заслоны» — каменные блоки и кости животных; круговое сооружение из камней, вдавленных в отложения, 9 метров в диаметре; есть очаги, ассоциированные с каждым сооружением. И тем не менее остаются сомнения в рукотворности «кругового сооружения». Гоминиды жили здесь — факт. Но строили ли?

Реконструкция овальной хижины из Терра-Амата. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 43.Реконструкция овальной хижины из Терра-Амата. Источник: Lumley H. de. A Paleolithic Camp at Nice // Scientific American 220 (1969), p. 43.

Итак, что же мы знаем? Около 2-х миллионов лет назад наши далёкие предки впервые покинули Африку. Очень долгое время гоминиды жили на стоянках, которые можно условно назвать временными «лагерями». В такой лагерь можно было вернуться после охоты; здесь изготовляли орудия и (в более поздние времена) готовили пищу на огне; на стоянках могли использоваться и простейшие ветровые заслоны. В широком смысле это был дом, то есть место, где сочетались приготовление пищи, работа и отдых…

Читать далее: несущие конструкции из бивней, стены из челюстей мамонта — неандертальцы и кроманьонцы.